mgalenobl.ru

Менталитет наций

Оглавление


Австралийцы

Испанцы

Немцы

Американцы

Австрийцы

Датчане

Французы

Греки

Итальянцы

Японцы

Швейцарцы

 Самосознание
 Федерализм по-швейцарски
 Сердца трех
 Какими они видят себя
 Какими они видят других
 Какими их видят другие
 Характер
 Чтобы жизнь медом не казалась…
 Не расслабляйся!
 Ценности и верования
 Звон колоколов!..
 Тихие песни о главном
 Зарплаты и цены
 Поведение и манеры
 Что в имени тебе моем?…
 Что за манеры!
 Юношеский максимализм
 Пристрастия и предрассудки
 Досуг и развлечения
 Лыжный рай
 Беседы на проселках
 Лето – это маленькая жизнь
 Нелегкий отдых
 У домашнего экрана
 Еда и напитки
 «мюсли» и скакуны
 Напитки
 Здравоохранение
 Лекари и знахари
 Любимые болячки
 Туалет и туалеты
 Обычаи и традиции
 Швейцарский календарь
 Народная музыка
 Правительство и бюрократия
 Сумасшедшая демократия
 Голосуйте за меня!
 Ваши документы, пожалуйста!
 Бизнес
 Стресс как двигатель прогресса
 Время – это все
 Налоги на бреющем полете
 Трудовые отношения
 Торговля: кто, где и чем торгует?
 Системы
 Проверки на дорогах
 Шел трамвай девятый номер…
 Образование
 Труба зовет
 Преступление и наказание
 Язык
 Языковые барьеры
 Язык английский, акцент швейцарский
 Об авторе
 Оздоровление, лечение и отдых на курорте Трускавец


Калейдоскоп

Областные слова


 Главная
     Швейцарцы
          Языковые барьеры

Языковые барьеры

Диалекты одного языка способны выстраивать барьеры в единой языковой среде и даже проводить границы между отдельными регионами. Забавно бывает наблюдать, как говорящие в общем-то на одном языке собеседники, стоит лишь им открыть рот, начинают воспринимать своих соотечественников чуть ли не как иностранцев – только из-за различия в диалектах. Такое нередко происходит в странах с федеративным устройством, как, скажем, в США.

Для швейцарского уха, если уховладелец говорит на каком-то одном их швейцарско-германских диалектов, все остальные порой кажутся грубыми или неблагозвучными (свой собственный, конечно, представляется ему идеальным). Для иностранца, однако, все эти наречия звучат одинаково варварски. Гортанный набор звуков вряд ли покажется ему подходящим языкам для бесед с нежными и утонченными молодыми дамами. Между тем этот язык нисколько не смущает прекрасную половину германоязычных, включая даже самые возвышенные натуры, и его позиции в общем лингвистическом климате остаются непоколебимыми.

Телевизионные передачи и радиопрограммы в германоязычных кантонах ведутся на швейцарско-немецком диалекте. Исключение составляют лишь программы новостей, которые идут на литературном немецком. Периодическая печать выходит на этом же общепризнанном верхненемецком – раз диалекты не имеют унифицированной письменной формы, то и писать приходится так, чтобы было понятно и удобно всем.

Швейцарско-немецкий подарил другим языкам не так уж много новых слов и понятий. Самые известные заимствования из него – это «мюсли» и «рести». Швейцарские пословицы и поговорки тоже не вышли широко за пределы страны (за исключением тех, что совпадают с присловьями других народов или почерпнуты из всемирной кладези народной мудрости). Пословицы швейцарцев отражают их национальный характер – странную смесь крестьянского духа и банкирского рассудка. «Темно, как в корове» – этот афоризм явно родился где-то на альпийском пастбище или горном хуторе. И совершенно очевидно, что ставшая повсеместно известной сентенция «Слово – серебро, молчание – золото» появилась на свет в окрестностях какой-нибудь биржи. Известная пословица «кто рано встает – тому Бог подает» имеет свой швейцарский эквивалент – «Die Morgenstunde hat Go M im Munde». Если попытаться перевести это изречение ближе к оригиналу, получится что-то вроде «Тот, кто встретит восход, во рту золото найдет». А если положить эти слова на музыку, они могли бы стать гимном швейцарских дантистов. Готовясь с утра пораньше к встрече с пациентами, они в ожидании гонорара наверняка напевают что-то подобное.

В Швейцарии четыре официальных языка – кроме немецкого, это еще французский, итальянский и ретороманский. Так что отношения между диалектами в швейцарско-немецком – это еще цветочки по сравнению со сложностями, которыми чревато такое многоязычие. Пакеты с молоком буквально испещрены надписями, на разных языках извещающими потребителя о том, что продукт следует хранить при температуре 3-5 градусов по Цельсию, о его химическом составе, о количестве калорий и прочих важных вещах Места для изображения коровы практически не остается.

Маленькие швейцарцы с младенчества приучаются к языковому многообразию: это начинается с упаковки с кукурузными хлопьями, которые подаются к столу на завтрак Позднее, кроме собственного родного языка, швейцарские дети обязательно изучают в школе еще один официальный язык страны. Прежде, чем приступить к изучению второго национального и какого-либо «настоящего» иностранного языка, юные германоязычные швейцарцы, выросшие в атмосфере одного из швейцарско-немецких диалектов, обязательно изучают верхненемецкий– язык официальных документов, прессы и литературы.

На железнодорожных станциях можно увидеть надпись, на четырех языках – немецком, французском, итальянском и английском– предупреждающую о том, что нельзя спускаться с платформы на рельсы. Надпись можно было бы сделать только на английском – ни один швейцарец в здравом уме на рельсы не полезет.


... предыдущая страница     следующая страница...