mgalenobl.ru

Менталитет наций

Оглавление


Австралийцы

Испанцы

Немцы

Американцы

Австрийцы

 Национализм и самовосприятие
 Предостережение
 Какими их видят другие
 Какими они видят других
 Какими они видят себя
 Характер
 Внутренняя эмиграция
 Консервативное начало против творческого
 Жизненные ценности
 Богатство и успех
 Иммигранты
 Религия
 Поведение
 Дети
 Старшие члены семьи
 Животные
 Очередь
 Вождение автомобиля
 Манеры
 Приглашение на ужин
 Чувство юмора
 Одержимости
 Смерть
 Самоубийство
 Досуг и развлечения
 Горные прогулки и экскурсии
 Зрелищные виды спорта
 Половая жизнь
 Культура
 Что за представление!
 Провождение времени дома
 Правительство и бюрократия
 Чиновничество
 Системы
 Образование
 Окружающая среда
 Еда и напитки
 Пирожные, булочки и бутерброды
 Кофейня
 Выпивка
 Посещение магазинов
 Здоровье
 Система страхования
 Здоровое питание
 Бизнес
 Преступление и наказание
 Скандал
 Язык
 Беседа и жесты
 Об авторе
Датчане

Французы

Греки

Итальянцы

Японцы

Швейцарцы



Калейдоскоп

Областные слова


 Главная
     Австрийцы
          Язык

Язык

Многие ставшие поговорками высказывания являются отражением двойственного отношения австрийцев к своей истории и к самим себе. Они напоминают о допущенных исполнительной ветвью власти грубых ошибках и бестактностях. «AIlesgerettet , Majestdt» («Все спаслись, Ваше величество») – вот самая известная фраза, сказанная чрезмерно угодливым начальником полиции императору Францу Иосифу после пожара в театре в 1881 году. (На самом деле в огне погибло 386 человек.)

Многие выражения напоминают о нелюбви австрийцев к тем, кто пытается навязать им свою волю. Фразы «Скорчить рожу, как у испанца» или «Для меня это все равно что испанский язык», означающие то же, что и наше выражение «Это для меня китайская грамота», дошли до нас с тех времен, когда в свите Габсбургов появились мрачные и неприятные испанцы, которые попытались было насадить при дворе свои строгие правила этикета.

У австрийцев в языке существует немало слов и выражений, предназначенных только для того, чтобы сбить спесь с назойливых и тщеславных людей. Так, например, «Adabei» – это тот, кто обязательно присутствует на всех торжественных мероприятиях и старается обратить на себя внимание. Примерно такой же смысл у слова «Geschaftlhuber». Применительно к назойливым людям также употребляют фразу «Schnittling auf alien Suppen» («Назойлив как муха»).

Даже Beamtensprache (канцелярский язык) в Австрии способен очаровывать, ибо как не улыбнуться обороту «das lebende Inventor» (поголовье скота), употребляемому в отношении преподавательского состава школы? Пожарного инспектора здесь именуют «Loschmeister» (мастер гашения). Другие слова вызывают смех за счет своего забавного звучания. Например, «Schnorrer» и «Schmarotzer» – так называют дармоеда, прихлебателя, a «Kerzlschlucker» («поедатель свечей») – человека, который столь набожен, что не пропускает ни одной мессы.

Синонимом «пивного пуза» у австрийцев является выражение «Backhendlfiedhof» («кладбище жареных цыплят»).

Стильным вторым языком для австрийцев сделался английский, который пропитал сферу моды, бизнеса и политики. Такие одобрительные слова, как «super», «fit», «clever», в повседневной речи встречаются сплошь и рядом, как и словечки типа «sorry» (последнее обычно используется австрийцами в ироническом смысле, когда по поводу содеянного уж точно нет никаких сожалений), или излюбленное клише занимающихся догматическими разглагольствованиями профессоров «the last but not the least» («и, наконец, главное…»). Одна радиостанция, желая заработать на этом поветрии, занялась самораскруткой с помощью броских фраз, по-немецки не имеющих смысла, но для молодежи, превзошедшей языки (точнее один язык, английский), узнаваемых, ибо они фонетически напоминают названия популярных английских песен, а именно: «Ollju niedis Laf» и «Eiwill sorweif» («All you need is – love» и «I will survive»).

В Австрии затасканному штампу или самому обычному словосочетанию часто дают новое значение, либо слегка меняют интонацию, и в результате совсем невинные фразы приобретают убийственный смысл, а убийственные – невинный. Благодаря острословам язык постоянно пополняется новыми сочными выражениями. Однако австриец, будучи австрийцем, вряд ли ждет, что его гений будет оценен по достоинству. Для него даже пренебрежение окружающих служит поводом для афоризма. (Так, Грильпарцер ворчал: «В этом захолустье признания не дождешься. Гению в Австрии не повесят Золотой крест [8] на грудь, зато гения непременно повесят на кресте…»)


... предыдущая страница     следующая страница...