mgalenobl.ru

Менталитет наций

Оглавление


Австралийцы

Испанцы

Немцы

Американцы

Австрийцы

 Национализм и самовосприятие
 Предостережение
 Какими их видят другие
 Какими они видят других
 Какими они видят себя
 Характер
 Внутренняя эмиграция
 Консервативное начало против творческого
 Жизненные ценности
 Богатство и успех
 Иммигранты
 Религия
 Поведение
 Дети
 Старшие члены семьи
 Животные
 Очередь
 Вождение автомобиля
 Манеры
 Приглашение на ужин
 Чувство юмора
 Одержимости
 Смерть
 Самоубийство
 Досуг и развлечения
 Горные прогулки и экскурсии
 Зрелищные виды спорта
 Половая жизнь
 Культура
 Что за представление!
 Провождение времени дома
 Правительство и бюрократия
 Чиновничество
 Системы
 Образование
 Окружающая среда
 Еда и напитки
 Пирожные, булочки и бутерброды
 Кофейня
 Выпивка
 Посещение магазинов
 Здоровье
 Система страхования
 Здоровое питание
 Бизнес
 Преступление и наказание
 Скандал
 Язык
 Беседа и жесты
 Об авторе
Датчане

Французы

Греки

Итальянцы

Японцы

Швейцарцы



Калейдоскоп

Областные слова


 Главная
     Австрийцы
          Внутренняя эмиграция

Внутренняя эмиграция

Австрийцы, чтобы не навлечь на себя неприятностей со стороны начальства, научились пускать пыль в глаза и жить двойной жизнью, одна сторона которой предназначается для всеобщего обозрения, а вторая – для личного пользования. Они стали непревзойденными мастерами по существованию в двух параллельных мирах сразу.

В результате австрийцы привыкли скрывать за внешним благополучием растущее недовольство. Здесь-то как раз и кроются истоки их противоречивого отношения к власти, смеси подобострастия с презрением, которым они обдают всех, кто, по их мнению, принадлежит к числу облеченных этой властью. В Австрии срывание масок превратилось в национальную забаву, доставляющую всем огромное удовольствие, ведь маски на то и существуют, чтобы их срывать. Драматург Франц Грильпарцер, который во многих отношениях был истинным австрийцем, угрюмый гений, работавший в неподверженном влиянию экономической конъюнктуры государственном секторе, как-то заметил, что его соотечественники «считают, будто величие опасно, а слава – пустая суета».

Этого взгляда австрийцы, по-видимому, придерживались еще задолго до падения своей великой империи. Он возник на основе критического отношения к власти (тогда существовавшей в форме абсолютной монархии) и самоиронии человека, бывшего умнее (или только так полагавшего) тех, кому ему приходилось подчиняться. В результате характер австрийца полон удивительных противоречий: он одновременно логичен и непредсказуем. Австрийцы то добродушны, то злы, то искренни, то лживы, то чересчур доверчивы, то чрезмерно подозрительны. И потому в Австрии можно увидеть, как какая-нибудь надменная особа вдруг смиренно кается, а осмеянию наравне с шарлатанами подвергаются и настоящие ученые.


... предыдущая страница     следующая страница...