mgalenobl.ru

Менталитет наций

Оглавление


Австралийцы

Испанцы

Немцы

Американцы

Австрийцы

 Национализм и самовосприятие
 Предостережение
 Какими их видят другие
 Какими они видят других
 Какими они видят себя
 Характер
 Внутренняя эмиграция
 Консервативное начало против творческого
 Жизненные ценности
 Богатство и успех
 Иммигранты
 Религия
 Поведение
 Дети
 Старшие члены семьи
 Животные
 Очередь
 Вождение автомобиля
 Манеры
 Приглашение на ужин
 Чувство юмора
 Одержимости
 Смерть
 Самоубийство
 Досуг и развлечения
 Горные прогулки и экскурсии
 Зрелищные виды спорта
 Половая жизнь
 Культура
 Что за представление!
 Провождение времени дома
 Правительство и бюрократия
 Чиновничество
 Системы
 Образование
 Окружающая среда
 Еда и напитки
 Пирожные, булочки и бутерброды
 Кофейня
 Выпивка
 Посещение магазинов
 Здоровье
 Система страхования
 Здоровое питание
 Бизнес
 Преступление и наказание
 Скандал
 Язык
 Беседа и жесты
 Об авторе
Датчане

Французы

Греки

Итальянцы

Японцы

Швейцарцы



Калейдоскоп

Областные слова


 Главная
     Австрийцы
          Иммигранты

Иммигранты

Живущих по соседству южных славян можно встретить в Австрии, как правило, только в качестве гастарбайтеров. Они оседают в Вене, где работают на стройках либо в сфере обслуживания. Иностранцы составляют около 16% населения Вены, где проживает одна пятая часть австрийцев. Больше всего (чуть ли не половина) среди гастарбайтеров югославов, затем идут турки и поляки. Многие работают в Австрии уже немало лет, и на страже их интересов стоит федерация работодателей.

Сомнения, оправданные или нет, относительно того, чем на самом деле занимаются в Австрии «иностранцы», льют воду на мельницу крайне правых политиков. Проводя кампанию устрашения, запугивая обывателей байками об этнической мафии, рассказывая о том, что чужеродцы торгуют на улицах наркотиками, и уверяя, что их присутствие способствует процветанию теневой экономики, они набирают политические очки и завоевывают голоса избирателей. Однако рядовые австрийцы против присутствия в стране гастарбайтеров, кажется, не возражают, во всяком случае, пока вставить окно им стоит вдвое дешевле, чем у рабочих-соотечественников.

При этом атмосфера баров и закусочных пропитана неприязнью к иностранцам. Посетители ворчат, что Tschuschen (презрительная кличка, данная представителям балканских народов) с их Tschuschen - Koffer (чемоданами Tschuschen , т. е. полиэтиленовыми сумками) стали привычным зрелищем на Sudbahnhof (Южном вокзале). И все же австрийцам приходится признать, что эти трудяги выполняют ту грязную работу, которой они сами чураются.

Приезжавшие в XIX веке в Вену чехи в основном становились каменщиками (их прозвали Ziegelbehm , т. е. «богемские каменщики»). Мнение местных жителей об их образе жизни отразилось в языке, в котором появились новые слова, например, tschechern , т. е. «пить по-чешски» (употреблять спиртные напитки в непомерных количествах), и tschecherl (так называли грязную ложку либо неряшливо ведущего себя за столом человека). Впрочем, именно у чехов австрийцы научились готовить свои знаменитые клецки. Совершенно безобидный император Фердинанд (как говорят, страдавший слабоумием), когда его отослали в Прагу, произнес фразу, породившую сомнения в его бесхитростности, а именно: «Я император, и я буду есть клецки». Несмотря на то, что дети иммигрантов заполонили все школьные дворы, Вена, как и встарь, исправно переваривает в своем чреве всё новые орды иностранцев. Благодаря полученному в Австрии образованию, славянские дети будут владеть двумя языками, и их потом станет невозможно отличить от венцев, которые когда-то уже прошли через то же самое и чьи фамилии включены теперь в телефонный справочник Вены. (Уже в 1787 году было заявлено, что ни одна венская семья «не в состоянии указать предков – исконных венцев более чем в трех поколениях».)

Гуго Винер, знаменитый артист кабаре, в своем скетче иллюстрирует процесс ассимиляции. Действие разворачивается в Бюро по делам иммигрантов. Двое чиновников беседуют с турком, обратившимся в их ведомство за продлением вида на жительство. При помощи тщательно продуманных жестов и на ломаном немецком они задают ему вопросы: женат ли он? есть ли у него работа? где он живет? Кто-то из сжалившихся посетителей хочет помочь им, но один из чиновников велит ему не лезть не в свое дело. Совершенно очевидно, что турок не понимает ни их жестов, которые только путают его, ни вопросов, построенных в нарушение всех правил синтаксиса.

Наконец появляется еще один чиновник и, не зная, что здесь происходит, быстро задает турку те же самые вопросы на чистом венском диалекте. К удивлению двух первых чиновников, турок также быстро и на довольно беглом немецком отвечает на них. «Бог ты мой! – восклицает один чиновник. – А мы-то, чтобы он лучше понял, пытались объясняться с ним по-турецки!»


... предыдущая страница     следующая страница...