mgalenobl.ru

Менталитет наций

Оглавление


Австралийцы

 Национальное лицо
 Особые отношения
 Какими они видят себя
 Какими они хотят казаться
 Что они думают о других
 Характер
 Борьба за выживание
 Синдром «маленького человека»
 Хамство
 Поведение
 Семья
 Манеры
 Этикет
 Приветствия
 Претензии
 Телесный контакт
 Чувство юмора
 По ту сторону черного знака
 Верования и ценности
 Классы
 Состояние и успех
 Удовольствия
 Одомашнивание и пригороды
 Навязчивые идеи
 Дорожные происшествия
 Телевидение
 Отдых и развлечения
 Азартные игры
 Ежегодные отпуска
 Другие отпуска
 Еда и напитки
 Мясной пирог
 Винные магазины
 Здравоохранение и гигиена
 Летающий доктор
 Гигиена
 В ванной комнате
 Кухня и вокруг нее
 Приятные неожиданности
 Беседы и жесты
 Погода
 Оскорбления
 Здравоохранение и гигиена
 Соперничество между штатами
 День анзака
 Палатки с пирогами
 Семейный пикник
 Родился, женился, умер
 Преступление и наказание
 Организация быта
 Общественный транспорт
 Дороги
 Защита от кенгуру
 Автопоезд
 Пожарные
 Школьное образование
 Правительство и бюрократия
 Федеральное правительство
 Правительства штатов
 Местное правительство
 Бизнес
 Иерархия
 Независимый бизнес
 Культура
 Язык и мысли
 Об авторе
Испанцы

Немцы

Американцы

Австрийцы

Датчане

Французы

Греки

Итальянцы

Японцы

Швейцарцы



Калейдоскоп

Областные слова


 Главная
     Австралийцы
          Культура

Культура

Освоение земель и развитие экономики имеют в Австралии несомненный приоритет перед развитием искусств. Так что если вы не большой любитель культурных изысков, то в Австралии вы сможете спокойно отдохнуть — навязывать вам точно никто ничего не будет. Если же вы знаток и любитель искусств, то вам придется приложить усилия, чтобы удовлетворить свои запросы.

Соль австралийской культуры — Сиднейский оперный театр (на самом деле это целый комплекс, с несколькими залами, библиотекой, ресторанами и т.д.). Его здание с белой крышей, состоящей из десяти раковинообразных сводов, является уникальным архитектурным сооружением и напоминает армаду кораблей под раздуваемыми ветром парусами, за что его прозвали «толпой монашек на ветру». Сейчас оно стало предметом национальной гордости, но в период строительства таковым явно не было, поскольку потребовало огромного перерасхода как времени, так и денег. Не без основания театр тогда называли прорвой. Крупные поступления на строительство шли от национальных лотерей, в которые оззи играли с энтузиазмом. Купив билетик, можно было с гордостью объявить себя «меценатом».

Образчиков «импортированной» культуры можно найти немало. Но если вам нужна чисто австралийская культура, то вспомните поговорку: «В маленькой баночке йогурта культуры больше) чем во всей Австралии», — в ней есть доля истины.

Если же вы непременно захотите поговорить с оззи об австралийской культуре, вспомните о Банджо Патерсоне, том самом, кто несет ответственность за «Вальсирующую Матильду», ибо является ее непосредственным автором.

Впервые о нем услышали в 1880 году, когда «Сидней Буллетин» вздумала поощрить людей «от сохи» (настоящих и ложных), пишущих стихи и рассказы о жизни в глубинке. Та газетная публикация даровала австралийцам столь красочное описание их собственной истории, что с лихвой компенсировала почти полное ее отсутствие.

Наиболее известными авторами того периода были Банджо Патерсон и Генри Лоусон, которые настолько недолюбливали друг друга, что трения между ними даже переросли в так называемую «войну бардов», которая долго еще бушевала на страницах газет.

В некоторых виршах Банджо Патерсона невооруженным взглядом видны проблески настоящего литературного таланта. Вот, например, стихотворение о письме, отправленное некому перегонщику скота. Называется оно «Кленси с Бурного ручья»

Не блюдя почтовых правил, я письмо ему отправил

На далекий, милый Лаклан, где встречались он и я,

Но ответа ждал не очень, ибо адрес был не точен,

На конверте красовалось: «Кленси с „Бурного ручья“.

А вчера случилось чудо, мне ответ пришел оттуда

(Так напишешь только пальцем, если палец твой в смоле).

Парень с фермы на досуге сообщил о бывшем друге:

«Он ушел со стадом в Куинслед, жив, так бродит по земле».

И далее:

Гуртовщик повсюду дома, вся земля ему знакома,

Внемлет ветру он, и птицам, и журчанию реки,

В полдень солнце жжет долины, вечера свежи и длинны,

По ночам над головою — звезд извечных светляки.

Ну, а я в гробу конторы тщетно жду луча, который

Щель случайную отыщет меж громадами домов…

Смрад, жара, отбросов кучи, воздух города вонючий,

Оседая грязью в легких задушить меня готов.

И заканчивается оно так:

Mнe стада и дали снятся, — вот бы с Кленси поменяться,

Жить и знать, что вся природа в холода и в зной твоя…

Пусть он бич оставит тяжкий и возьмется за бумажки,

— Но, боюсь, не согласится Кленси с «Бурного ручья».


... предыдущая страница     следующая страница...