mgalenobl.ru

Менталитет наций

Оглавление


Австралийцы

Испанцы

Немцы

Американцы

 Национализм и самосознание
 Взгляд на себя
 Взгляд на других
 Особое отношение
 Характер
 Фактор замечательности
 Неуверенность в себе
 Конечно, это заговор!
 Так это было на прошлой неделе!
 Чувство юмора
 Навязчивые идеи
 Досуг и развлечения
 Спорт
 Большая игра
 Вперед, на магазины!
 Образ мыслей
 Классовое происхождение и социальный статус
 Иммигранты
 Мой кадиллак – моя крепость
 Церковь против государства
 Образ жизни
 Вечные подростки
 Секс
 Манеры
 Курение
 Караул, опаздываю!
 Обычаи и традиции
 Семейные сборища
 «осыпания»
 Чем больше, тем лучше
 Еда и напитки
 Американский завтрак
 Рестораны
 Чаю или кофе?
 Алкоголь
 Культура
 Телевидение
 Внешность и гигиена
 Чем ты пахнешь и что на тебе растет
 Шкафчик в ванной
 Сердечная боль
 Врачи и здравоохранение
 Правительство и бюрократия
 Системы
 Неученье – свет
 Преступление и наказание
 Нация юристов
 Общество с ограниченной ответственностью
 Суды и тюрьмы
 Наркотики
 Стой, стреляю!
 Бизнес
 На работе
 Язык и мышление
 Глаголь существительные!
 Слэнг
 Деликатность – прежде всего
 Об авторе
Австрийцы

Датчане

Французы

Греки

Итальянцы

Японцы

Швейцарцы



Калейдоскоп

Областные слова


 Главная
     Американцы
          Деликатность – прежде всего

Деликатность – прежде всего

Дискриминация по расовому, религиозному и половому признаку запрещена в Штатах почти повсеместно. Под угрозами судебного преследования клубы только для белых мужчин развалились, как карточные домики. Тем более, что у меньшинств и у женщин теперь много денег, а клубы предпочитают членов, которые вовремя платят взносы.

Многие слова за последнее время попали в разряд неделикатных, а то и попросту запрещенных. Самое нехорошее слово, которое не разрешается употреблять ни при каких обстоятельствах – это «ниггер»; единственное, что вас может извинить – это если вы сами… «афроамериканец». По сравнению с этим словом все обозначения естественных физиологических процессов считаются нежными и изысканными.

Деликатность породила сотни новых слов-заместителей. Инвалиды теперь называются «ограниченными в передвижении», слепые – «не воспринимающими зрительных образов», недоумки – «не обладающими базовыми знаниями». Вместо домашних животных люди теперь заводят «друзей из животного мира». Нет больше коротышек и толстяков, они называются «людьми изящного роста» и «людьми солидного телосложения». Если человек не справился с какой-то работой, говорят, что он выполнил ее «неоптимальным образом».

Американцы пытаются закрепить в языке свое оптимистическое отношение к жизни. Если человек едва не отправился на тот свет, он «прошел сквозь жизнеутверждающее испытание». Товары, которые едва удается продать за полцены, называют не неликвидами, а «не самым оптимальным ассортиментом». Если после интервью потенциальный работодатель дает вам от ворот поворот, у вас «не сложилось полного взаимопонимания». Деловой жаргон еще хуже: любая загвоздка называется «препятствием, которое необходимо преодолеть», а любое массовое увольнение – «оптимизацией штатов». Особенно эта бездумная жизнерадостность распространена в сфере торговли недвижимостью: в их языке «уютный» означает «вам там повернуться будет негде», а «живописная сельская местность» – «ни до одного магазина пешком не дойдешь». Апогеем оптимизма являются диснеевские парки, где вас встречают чистенькие, ухоженные сотрудники, единственная обязанность которых – улыбаться, улыбаться, улыбаться.

У представителей более сдержанных наций от этой беспредельной жизнерадостности довольно скоро начинает сводить скулы. Европейца она вполне способна довести до состояния душевной неуравновешенности.


... предыдущая страница     следующая страница...